вторник, 14 июля 2015 г.

Summer in Brittany. (one episode in the life of A. Benois). Journey through Brittany. Лето в Бретани.(один эпизод из жизни А.Бенуа)


Summer in Brittany.

Logis Hôtel du Parc


Лето в Бретани.


(one episode in the life of A. Benois)


(один эпизод из жизни А.Бенуа)



The will of fate I visited the French Brittany. And quite by accident, it turned out that I was traveling to the same places that our famous Russian artist Alexander Benois. And I would like with you to share my travelogues photo-sketchings.

(excerpts from the memoirs of Alexandre Benois by: Alexander Benois. My memories. M., Nauka, 1993)
Волею судеб мне довелось побывать во Французской Бретани. И совершенно случайно, оказалось, что путешествовал я по тем же местам что и наш знаменитый Российский художник Александр Бенуа. Хочется и с Вами поделиться своими путевыми фотозарисовками.
(далее приводятся выдержки из воспоминаний А.Бенуа по: Александр Бенуа. Мои воспоминания. М, Наука, 1993 г)






















With the approach of summer, our long-standing dream to live in Brittany began to take more and more definite and real. And many other places have long been attractive for us: Provence, the Alps, the Pyrenees, Normandy, Holland, but the strong attraction exerted yet Brittany, and this aspiration was met warm support and encouragement from our new friends - the French artists.

С приближением лета наша давнишняя мечта пожить в Бретани стала принимать все более определенные и реальные очертания. И другие многие места манили нас издавна: Прованс, Альпы, Пиренеи, Нормандия, Голландия, но сильнейшее притяжение оказывала все же Бретань, и это стремление встретило горячую поддержку и поощрение со стороны наших новых знакомых – французских художников.

Château de Costaérès


Our main requirement was, of course the sea, adjacent to the sea, then, and then the I, and our faithful companion of Jack Lansere dreamed of wild and monstrous rocks, old granite churches and chapels, about prehistoric menhirs and cromlechs, generally about all that gives fabulous – fabulous few nightmarish hue, the ancient Armorica. Talked to us, and memoirs of the childhood. Happened yet just so that whereas Jack received an order from writer Balabanova illustrate its "Breton fairy tale", and for this task he was extremely useful in place to study the required material.
But still, in the end, the choice is our summer residence was coincidental, but this case was surprisingly happy. Final, We planned on "guide" clause was a village Plougasnou.
However,when we are on hired in Morlaix a carriage made it to Plougasnou, us befell complete disappointment. Start with the fact that the village of Plougasnou only on the map seemed to be standing on the shore, but actually – to the sea we had to go half a kilometer down the hill and back - uphill.

Главными нашим требованием было, разумеется море, непосредственное соседство моря, а затем и я, и наш верный спутник Женя Лансере мечтали о диких и чудовищных скалах, о старинных гранитных церковках и капеллах, о доисторических менгирах и кромлехах, вообще о всем том, что придает сказочность – сказочность несколько кошмарного оттенка – древней Арморике. Говорили в нас и воспоминания детства. Случилось еще как раз так, что Женя тогда получил заказ от писательницы Балабановой иллюстрировать ее «Бретонские сказки», и для этой задачи ему было крайне полезно на месте изучить потребный материал.
Но все же, в конце концов, выбор нашей летней резиденции произошел совершенно случайно, но этот случай был удивительно счастливым. Конечным, нами намеченным по «гиду» пунктом была деревня Плугану.
Однако, когда мы на нанятой в Морле коляске добрались до Плугану, то нас постигло полное разочарование. Начать с того что деревушка Плугану только на карте казалась стоящей на берегу, на самом же деле – до моря надо было идти целых полтора километра под гору, и обратно – в гору.




We are very so despondent and was almost going back, however at this very moment fortune smiled on us by iridescent smile.

Мы совсем приуныли и чуть было не собрались в обратный путь, однако в этот самый момент счастье и улыбнулось нам самой радужной улыбкой.



Our chariot driver on all way me a did not cease to harping that he may to take downhill us a little further much for us a more suitable place. Indeed, I did not have time to drive our carriage pass, leaving Plougasnou, on the high road with little kilometer, as we face a look of indescribable beauty. And this species was in all its parts and as a whole to Breton that and look for something more Breton would be meaningless.

Наш возница на всем пути не переставал мне твердить, что он может нас свезти немного дальше в несравненно для нас более подходящее место. И действительно, не успела наша коляска проехать, покинув Плугану, проехать по большой дороге километр с небольшим, как перед нами открылся вид неописуемой красоты. И этот вид был во всех своих частях и в целом до того бретонский, что и искать что-либо более бретонское было бы бессмысленным.



On the entire horizon spread water expanse, on that bright, Sunny and somewhat windy day painted in dark blue and bright green colors; far to the West stretched a strip of land, on which stood a Church spires. A little closer was the Bay of Morlaix with its cycladol of small Islands.

Во весь горизонт стлалась водяная ширь, в тот яркий, солнечный и несколько ветреный день окрашенная в темно-синий и ярко-зеленый цвета; далеко на западе тянулась полоса земли, на которой высились острые шпили церквей. Несколько ближе была расположена бухта Морле с ее цикладой мелких островков.







But best of all was what was directly below us and where we gradually by turning descended – a small Bay fringed pink granite rocks of different shapes.

Но прекраснее всего было то, что было непосредственно под нами и куда мы плавным заворотом спускались – небольшой залив, окаймлённый скалами розового гранита самых причудливых форм.




However, However, the first Breton summer I could not that, as far as my of works from nature, successful. Significant studies have by the end of summer and has not appeared. When excessive wealth of new experiences, passionate desire to capture, "to take", I inevitably scattered, owing to what turned out to countless individual sketches in pen or pencil and a small watercolor sketches in albums, and for something more serious and matured not enough time.

Впрочем, то первое бретонское лето я не мог считать, что касается моих работ с натуры, удачным. Значительных этюдов у меня к концу лета так и не оказалось. При чрезмерном богатстве новых впечатлений, при страстном желании все запечатлеть, «все увезти с собой», я поневоле разбрасывался, вследствие чего получилось бесчисленное множество отдельных зарисовок карандашом и пером или небольшие этюды акварелью в альбомах, а на нечто более серьезное и выдержанное не хватало времени.